deisis/ПРЕДСТОЯНИЕ

«ПРЕДСТОЯНИЕ» в вопросах и ответах

что такое «ПРЕДСТОЯНИЕ»?

«ПРЕДСТОЯНИЕ» — синтетический проект, включающий визуальную и вербальную части. Структура инсталляции совмещает трёхрядный русский иконостас и многофигурный деисис. «ПРЕДСТОЯНИЕ» смоделировано из 25 вполне самостоятельных произведений изобразительного искусства, созданных при помощи электронных программ. Жанр: психологические портреты-реконструкции персонажей сакральной истории. Вербальная часть представлена биографиями и эссе. Кроме того создан одноименный с проектом интерактивный сайт.

как соотносится «ПРЕДСТОЯНИЕ» с иконописью?

Проект отражает профессиональное художническое видение проблемы. Это светское произведение, ни в коей мере не посягающее на каноны церковного искусства. «ПРЕДСТОЯНИЕ» существует вне сферы богослужения и храма. Авторы — православные христиане, безусловно учитывают религиозные ценности. Однако «ПРЕДСТОЯНИЕ» отражает субъективное отношение к этим ценностям, являясь психологической дешифровкой «символического кода» православной традиции.

Ставилась принципиальная задача художественно проинтерпретировать сакральные образы в параметрах сегодняшнего восприятия. Для этого использованы последние цифровые технологии. Ориентация на максимальную корректность сочетается с желанием привлечь внимание к религиозной картине, которая долгие годы находилась в России под негласным запретом. Тем самым предпринимается попытка сократить разрыв с предреволюционной художественной эпохой, создан прецедент интегративного подхода к сакральной тематике.

Это многолетняя, многоуровневая работа построена на использовании разнокачественных источников, прежде всего Библии, хорошо известных и новооткрытых апокрифов, гимнографии, богословских и философских сочинений, научных трудов, и, разумеется, доступных авторам произведений искусства.

как формировалось художническое вИдение образов, составляющих «ПРЕДСТОЯНИЕ»?

Авторы попробовали собрать воедино разрозненные детали биографий, черты характеров, особые приметы, события, говорящие поступки изображаемых лиц. Весь этот крайне разнородный, противоречивый материал был сведён в системообразующие форматы портрета, биографического очерка и эссе. Такой подход с одной стороны регламентировал свободный полет фантазии, с другой — поставлял необходимый набор данных для художественной реконструкции. Последняя согласует зачастую взаимоисключающие трактовки визуальных образов.

чем продиктован состав визуальной части?

Структурой русского высокого иконостаса, в котором с течением времени выкристаллизовалась сеть из смысловых и хронологических рядов и узлов. Основными рядами являлись праотеческий, пророческий, праздничный, деисусный, местный, философский. Скрепляющим узлом для каждого чина была центральная икона или (в случае нижних ярусов и царских врат) иконная композиция. По отношению к центру строилась хронологически-иерархическая последовательность. Разумеется, композиция православного иконостаса возникла не на пустом месте: ей предшествовало египетское, буддийское, греко-римское искусство.

какова структура «ПРЕДСТОЯНИЯ», её внутренний смысл?

Инсталляция имеет три чётко выраженные горизонтальные сечения, соотносящиеся с рядами традиционного иконостаса. Отличие в том, что в «ПРЕДСТОЯНИИ» они скреплены одним изображением Христа, кратным 9-ти обычным секторам-подрамникам. В церковном же искусстве центральный узел имел стандартную высоту и был для каждого чина своим: «Господь-Саваоф», «Вседержитель», «Богоматерь Знамение», «Распятие», «Троица», «Спас Нерукотворный» и др. Тем самым, «ПРЕДСТОЯНИЕ» добивается структурного синтеза между традиционными схемами иконостаса и деисиса.

Нижняя треть условно совмещает элементы деисисного и местного чинов. В центре находится классическая триада деисуса: Христос, Богоматерь, Предтеча. Ближайшие позиции к центру занимают первоверховные апостолы Пётр и Павел, равноапостольная Мария Магдалина. Далее расположены представители ликов христианской святости, наиболее чтимые в Русской православной церкви: Николай Чудотворец (святитель), Георгий Победоносец (мученик), Серафим Саровский (преподобный). Замыкают границы святые самодержцы: равноапостольный Константин, основатель православия, инициатор созыва Вселенских соборов, и царь-мученик Николай, последний православный император.

Состав «ПРЕДСТОЯНИЯ» требует некоторых пояснений. Поскольку проект обращён не столько к верующим, сколько к далёким от веры людям, которые, однако, желают приобщиться к богатствам христианской культуры, то, следуя общей логике многоярусного иконостаса в историческом развитии, авторы вносят в подбор лиц ряд изменений по сравнению с XV-XIX веками. Следует отметить, что подобные изменения не являлись редкостью даже в строгих рамках церковного искусства и вносились в традиционный иконостас ранее. Достаточно упомянуть, что именно в Русской церкви были введены дополнительные ярусы иконостаса, отсутствовавшие у греков.

«Праздничный чин» в общепринятом смысле отсутствует. Среднюю треть занимают изображения увеличенных запястий Иисуса, пробитых гвоздями, что символически соответствует Распятию, которое размещалось по оси иконостаса. Фрагменты по одну сторону от Христа несут символическую картографию Святой Земли, группируясь вокруг Вифлеема и Иерусалима, где произошли события Рождества и Воскресения. По другую сторону расположены места жизни и смерти (иногда гипотетические) лиц сакральной истории от Адама до Николая II. Крайние позиции справа и слева занимают портреты прародителей современного человечества. Адам и Ева составляют поляризованную ячейку семьи, напряжение внутри которой порождает всю совокупность людских поколений. Эта ведущая деисисная пара замыкает обрамление портрета Христа в масштабе инсталляции.

Верхняя треть объединяет чины праведников, родившихся до Христа и почитавшихся Церковью в разные исторические периоды, — праотцев, пророков, философов. Ведущей идеей праотеческого чина являлась генетическая общность человечества при отличии миссий-благословений для разных его частей. Сакральную историю трудно понять вне теории о всемирной катастрофе (потопе), послужившей водоразделом между цивилизациями. Ставший прообразом Спасителя в христианстве, праотец Енох стал древнейшим архетипом праведности для авраамических религий. Вместе с Ноем, хранителем общечеловеческих и природных ценностей (что символизирует ковчег), в «ПРЕДСТОЯНИЕ», помимо привычного Сима, введены два других праотца: Иафет и Хам. Именно потомство этих патриархов (если верить библейской историософии) составляет ныне бoльшую часть христианского населения планеты*. Современная экзегетика склоняется к социальному истолкованию троичности сыновей Ноя. Таким образом, если Адам-Ева образуют гендер, то Сим-Хам-Иафет — стратум.

* Введение в «ПРЕДСТОЯНИИ» праотца Хама, может показаться странным с традиционной точки зрения, поскольку ему не оказывалось такого почтения как Симу и Иафету. Широко известна нарицательность имени «Хам», в то же время этому праотцу принадлежит этнообразующая роль. Множество народов, согласно библейской концепции истории, назывались «хамитами». Такое отношение породило пёстрый спектр расистско-шовинистической идеологии, оправдавшей реанимацию рабства в XVI-XIX вв., колониальную политику и тому подобные явления, которые трудно отнести к числу исторических приоритетов христианства. Однако, даже исходя из ветхозаветных воззрений, Хам не был проклят, завет с ним (радуга) имеет непреходящее значение.

Уже с IV века, когда христианство становится религией цивилизованного мира (ойкумены) и начинается эра православия (соборы), постепенно исчезает антагонизм между дохристианским культурным наследием и Новым Заветом. Достижения прошлого всё более начинают рассматриваться как подговительный этап формирования христианской культуры. В древних учениях вычленяются элементы, с одной стороны восходящие к эпохе неразделённого человечества и первичным религиям (что символизировали фигуры Адама, Еноха, Ноя), а с другой — пророческие откровения, свидетельствующие об ожидании Боговоплощения. В пророческий чин вводится лик так называемых «эллинских философов», где присутствуют не только философы в академическом понимании, но и прорицатели, основатели искусств, ремёсел и т. п. Так, в России, вплоть до конца XIX — начала XX вв. среди иконных ликов можно было обнаружить двенадцать сивилл, Гермеса, Орфея, Гомера, Платона, Аристотеля, Виргилия, Овидия и др.

Ориентируясь на эту установку, а также в связи с тем, что современная версия христианства претерпела значительные изменения по сравнению со Средневековьем (когда формировались верхние ярусы иконостаса), «пророческий» и «философский» чины объединены. Ветхозаветные пророки представлены в лице Моисея, глашатая трансцендентного Бога, исторического основателя иудаизма, старейшей авраамической религии. Для иудаизма, христианства и ислама весьма важен образ Царицы Савской, нередко включавшейся в число сивилл. Евангельское предание о магах, пришедших поклониться Богомладенцу, заставляет обратить особое внимание на веру, проповеданную пророком Заратуштрой. Как теперь становится понятным, его учение оказало глубокое воздействие на все три авраамических религии, особенно на их этику и эсхатологию. Гиппократ, отец медицинской науки, утвердившей жизненно необходимые гуманистические ценности, усвоенные христианской цивилизацией. Александр Македонский на Западе и Востоке долгое время считался идеалом правителя, его деятельность подготовила почву для формирования и распространения христианства.

как технически конструировались портреты «ПРЕДСТОЯНИЯ»?

Путём многократного наслаивания друг на друга, взаимной конвертации и трансформаций мельчайших физиогномических фрагментов, цифровой мультивыборки и тому подобных приемов компьютерной графики.

Из эксклюзивного банка исходных изображений (около 60 тысяч снимков 350 фотомоделей) отбирались нужные, всякий раз варьируемые элементы для двадцати трех ликов. Принципиальным условием служила ортогональная проекция, исключающая любые перспективные искажения. Изображаемый объект (портрет) создавался из множества деталей, элементов, фактур, каждая из которых в отдельности имеет свою, отличную от остальных, точку цифровой съемки и, как следствие, — точку наблюдения для зрителя. В связи с этим каждый участок, полученного в итоге изображения (а их на каждом портрете тысячи), имеет автономную точку освещения, что создает эффект тотальной дискретности, практически недостижимый в традиционной живописи, графике, скульптуре или фотографии. Это объясняет впечатление «нереального» света, отражающего смоделированный таким способом образ. Каждый фрагмент портрета, по которому скользит взгляд зрителя, воспринимается словно из бесконечно удаленной точки, так же как изображение в целом. Дискретно сложносоставное освещение можно в данном случае назвать сетевым. Каждый фрагмент имеет собственный источник света, в результате чего на всей плоскости изображения проявляется люминофорная сеть.

отражает ли данная методика отношение авторов к портретам «ПРЕДСТОЯНИЯ» как к сакральным?

По мнению авторов, да. Совокупность подобных технологических приемов предоставляет беспрецедентную возможность реального сопряжения, опознания, идентификации священных образов с краеугольной метафорой Нового Завета о Теле Христовом: «...вы — тело Христово, а порознь — члены...» (1 Кор 12:27-28); «...ибо, как в одном теле у нас много членов, но не у всех членов одно и то же дело...» (Рим 12:4-5). Опознание священного в другом идет рука об руку с его узнаванием в себе.

Это не растворение традиционной образности, а расширение поля аналогий, что по-своему реализуется как на изобразительном, так и на вербальном уровнях проекта. Поскольку «ПРЕДСТОЯНИЕ» при всей сопряжённости с религиозной традицией, является частью светской культуры, в нём использованы работающие аналоги для личностно-психологического восприятия сакральных тем. С определённой точки зрения, портреты и другие изображения в проекте соответствуют иконографии в традиционном искусстве, а эссе и биографические очерки — агиографии.

в чём технологическая эксклюзивность проекта?

Цепочка: цифровая фотокамера — компьютерная обработка (преимущественно, через Adobe® Photoshop®) — создание виртуального образа — вывод на холст — обработка аэрографом, — даёт новое качество изображения, невозможное до недавнего времени. Растёт стремление окончательно завершать портрет в виртуально-цифровом формате, всё менее прибегая к помощи аэрографа. Конечным продуктом становится цифровой образ, вобравший тысячи слоев и фрагментов мимолетной реальности, трансформаций и всевозможных обработок.

Эксклюзивность определяется не столько «ручным» качеством, появляющимся при выводе на печать и аэрографировании, сколько интегрированностью цифрового банка данных для каждой конкретной digital-картины. Важнейшее значение приобретает высококачественная съемка объектов и формирование на ее основе электронной data-base. В настоящий момент она состоит из 200 тыс. снимков по 34 Мб каждый. Оперативный доступ к нужному файлу обеспечивает графическая станция, которая имеет семь стационарных жестких дисков по 120 Гб, и гнезд для синхронного пользования еще семью Mobile racks указанной мощности. Все это позволяет свободно перемещаться в пространстве цифрового банка, который особым способом структурирован и ориентируется на такие стратегические проекты, как HOTEL RUSSIA, «ПРЕДСТОЯНИЕ», «РУССКИЙ ПЕЙЗАЖ», «МОСКОВСКАЯ ПАНОРАМА», «ЖИЗНЬ НАСЕКОМЫХ», «КАРТА МИРА».

Съемка объектов в подавляющем большинстве осуществляется при помощи макро-, либо телеобъективов, различных насадок и приспособлений. Излюбленным освещением является смешанное (искусственное и естественное), что дает необычные пластические эффекты. Важным звеном технологической цепочки является наличие собственного широкоформатного принтера (EPSON™ 9600), что позволяет изготовить подлинно авторский принт. Такими же эксклюзивными являются все стадии процесса без исключения.

Основная литература

Адорно Теодор В. Эстетическая теория. М., 2001; Багдасаров Р. В. Неуместные боги: Культ «эллинских философов» в русском православии// Волшебная Гора. 1997-2002. №VI-VIII; Он же. Христианская живопись в России 2-й половины XX века// Человек. 2000. №5; Белик А. А. Культура и личность. Психологическая антропология. Этнопсихология. Психология религии: Учеб. пособие. М., 2001; Голубинский Е. Е. История алтарной преграды или иконостаса в православных церквях// Православное обозрение. 1872. №11; Древнерусское искусство: Художественная культура Москвы и прилегающих к ней княжеств. М., 1970; Дуйчев Ив. Древноезически мислители и писатели в старата българска живопис. София, 1978; Иконостас. Происхождение — Развитие — Символика/ ред.-сост. А. М. Лидов. М., 2000; И по плодам узнается древо. Русская иконопись XV-XX веков из собрания Виктора Бондаренко. М., 2003; Ривкинд А. Время собирать. Коллекционер и меценат Виктор Бондаренко// Табурет. 2003. №3; Сперовский Н. Старинные русские иконостасы// Христианское чтение. 1891. №11-12; 1892. №3-8,11; 1893. №9-10; Троицкий Н. И. Иконостас и его символика// Труды VIII Археологического съезда в Москве, 1890. М., 1897. Т. IV; Он же. Христианский православный храм в его идее/ подг. текста, коммент. Р. В. Багдасарова// К Свету. 1995. №17; Он же. Триединство Божества/ подг. текста, коммент. Р. В. Багдасарова. М., 1997; Холл Дж. Словарь сюжетов и символов в искусстве. М., 1999; Худяков К. В. «Мир чувственных вещей в картинках — конец XX века»/ кураторы проекта В. Бондаренко, Н. Косолапова, К. Худяков. М.: Изд. Дом «Паспорт Интернэйшнл»; Объединение «М’АРС», 1997; Battistini Matilde. Simboli e Allegorie. Milano, 2004; Champeaux G. de, Sterckx S. dom. I simboli del medioevo. M., 1981; Chevalier J., Gheerbrant A. Dizionario dei simboli/ trad. dal franc. Milano, 1988. V. 1-2; Premerstein A. v. Griechish-heidnische Weise als Verkunder der christlichen Lehre in Handschriften und Kirchenmalerein// Festschrift der Nationalbibliotek in Wien, herausgegeben zur Feier des 200-jahrigen Bestehens des Gebaudes. Wien, 1926; Idem. Neues zu den apokryphen Heilsprophezeiungen heidnischer Philosophen in Literatur und Kirchenkunst// BNJ. 1932. Bd. 9.

автор идеи, продюсер:
Виктор Бондаренко

художник:
Константин Худяков

автор текстов, консультант:
Роман Багдасаров