deisis/ПРЕДСТОЯНИЕ

DEISIS/антропология в прессе

Клик души: Art_digital 2004 в центре МАР’C

В центре искусств МАР’С открылся фестиваль Art_digital 2004. Входящая в параллельную программу Московской биеннале современного искусства международная выставка, посвященная искусствам новых технологий, проходит под девизом «Я кликаю, следовательно, существую». С интерактивным искусством контактировала Ирина Кулик.

Фестиваль Art_digital проводится центром МАР’С во второй раз при поддержке Formosa, Mitsubishi electric и Legion group. На первом фестивале компьютерного искусства не было пи одного экрана — выставка состояла из принтов компьютерных коллажей. Нынешний Art_digital представляет собой лабиринт видеопроекций и мониторов, по которому зритель блуждает, словно по игре-бродилке.

[...] В программу фестиваля включен и новый этап нашумевшего проекта Deisis, созданного одним из основателей центра МАР’С, художником Константином Худяковым, вместе с коллекционером икон и предпринимателем Владимиром* Бондаренко. На этот раз образы Христа, Адама и прочих персонажей Священной истории, слепленные в компьютере из расчлененных фотографий многочисленных моделей, проецируются на объемную гипсовую маску монументальных размеров. Сначала в темноте высвечивается гигантский череп, который, как в фильме «Восставшие из ада», обрастает плотью. А затем гипернатуралистические компьютерные лики начинают морфировать один в другой.

В трехмерном варианте Deisis нагоняет еще больше «страха господня». И еще больше напоминает аттракцион: что-то среднее между познавательностью планетария и просмотром фильма ужасов в голографическом кинотеатре. К проекту Deisis издан отдельный буклет с логотипом Московской биеннале — как-никак параллельная программа. Хотя участникам биеннале настоятельно не рекомендовали затрагивать в своих работах религиозную тематику, в контексте Art_Digital новый опус господина Худякова воспринимается вполне нейтрально. В конце концов, определение «цифровое искусство» подходит к этому наглядному иконографическому пособию в той же мере, что и к «Иконоборческой игре», где Марсель Дюшан сражается с крылатыми чудищами с византийских икон.

* Ошибка: Виктором. Модератор.

КоммерсантЪ. 27.01.2005. №13

Биеннале раскраснелась

В четверг открылась 1-я Московская биеннале современного искусства. [...] Всего в главной выставке биеннале участвует 41 художник. В других экспозициях — несколько сотен.

В Центре современного искусства М’АРС в рамках параллельной программы биеннале открылся фестиваль цифрового искусства «Art Digital 2004». Два десятка компьютерных инсталляций, самая смешная из которых — стрелялка, где мишенями служат великие художники — от Микеланджело до Марселя Дюшана. На верхнем этаже центра — инсталляция Виктора Бондаренко и Константина Худякова «Деисис/Антропология» — продолжение самого мощного проекта прошлого года «Деисис/Предстояние». Теперь реконструированные художником образы святых и исторических персонажей показаны на видео, которое проецируется на огромную маску-череп. Фильм начинается с Адама, им же и заканчивается. Между двумя Адамами — вся история человечества, один персонаж превращается в другой. Видео сделано с ювелирной точностью и производит сильнейшее впечатление. Пожалуй, именно этот проект точнее всего отвечает теме биеннале — «Диалектика надежды»: рождение, умирание и воскресение — судьба человека и человечества дает надежду на новое рождение. [...]

Совсем вроде бы недавно вышедшее из подполья современное искусство сегодня завоевало весь город, все музеи и выставочные залы. На фасаде закрытого уже лет двадцать Музея Ленина висят красные баннеры биеннале: затхлый музей оживает, современное искусство дает надежду. О других участниках основного проекта биеннале и о других выставках (в том числе экспозициях мэтров современного искусства Билла Виолы, Кристиана Болтански, Михаль Ровнер) читайте в следующих номерах «Известий».

izvestia.ru 28.01.2005

Московская биеннале. От Ницше до Христа, всего одна верста

Что поражает в выставках параллельной программы: не только размах, но и очевидный философский подход к решению проблемы. Причем тематика разнообразная: от попыток разобраться с идеями Cверхчеловека до трехмерных библейских образов, составленных из лиц наших современников. [...]

Видеоинсталляция Константина Худякова — составная часть его нашумевшего проекта «Предстояние», проходившего в Третьяковке. 26 синтетических ликов святых выполнены методом обратного клонирования. В качестве консультанта выступил православный эссеист Роман Багдасаров. Тысячи фотоснимков наших современников, снятых на цифру и наложенных друг на друга, смотрят с трехмерного экрана. Причем один портрет переходит в другой. Слезы, кровь, вселенская улыбка и печаль Адама и Евы, Марии и Иисуса, апостолов и других персонажей из истории христианства становятся реальнее реальности.

Их мудрые глаза лучатся и синеют, как небо, лица издерганы полуразложением. Изображение словно фокусируется на человеческом черепе, а далее проецируется на посмертную маску, как в иконе — лик изображается только после смерти. Щемящее видео сопровождает фонограмма с элементами техно, готики, органной музыки и цитатами из Библии на древнеарамейском. Эдакая современная церковь в 3D формате с проектором и иконами — принтами, покрытыми лаком и краской из аэрографа. Вот здесь границы «современного искусства» размываются. Что это — новое слово в религиозном искусстве, техно-шок или китч?

Московский Комсомолец, 05.02.2005

Выставка для арт-обезьян

К прискорбию, так могут сказать о себе многие молодые люди, для которых щёлканье мышью и пребывание в виртуальности действительно стало чуть ли не единственным способом существования. Кому выгоден такой уродливый образ жизни? Кто заинтересован в том, чтобы молодое поколение, которому самой природой требуется движение и живое общение, днями напролёт сидело за мышкой, скрючившись в три погибели, и до обморока медитировало перед светящимся монитором?

Прежде всего в этом заинтересованы международные корпорации, производящие компьютерную и цифровую технику. Это они под благовидным предлогом развития интеллекта ребёнка подсовывают ему клавиатуру едва ли не с яслей. Это они загоняют человечество в сумеречный и призрачный виртуальный рай. Спёртая пластиковая вонь и нудное, раздражающее жужжание работающих машин, искривление позвоночника и обугленная экранным излучением сетчатка, головная боль и расстройства рассудка — вот что нам отныне уготовано, вот какова печальная цена для всякого, кто захочет войти в этот рай...

Но компьютерный бизнес — это не только большие деньги. Это ещё и большая политика. Ведь нет ничего легче и проще управлять человеком, который соприкасается с реальностью только через экранчик монитора. Ведь общество, погружённое в виртуальный мир, — это идеальная модель для управления и манипулирования человеческим сознанием. Поэтому так называемое цифровое искусство, обслуживающее транснациональный компьютерный гешефт и политические структуры, за ним стоящие, преследует одновременно две цели. Во-первых, оно активно вовлекает людей в «виртуал реалити», тем самым содействуя продвижению цифровой продукции на потребительский рынок. Во-вторых, содержание, а точнее сказать, отсутствие содержания этого искусства явно направлено на формирование того самого безликого, примитивного сознания, которым так легко управлять и манипулировать. Справедливость последних слов более чем убедительно была подтверждена данной выставкой.

Даже самая «интеллектуальная» из представленных здесь работ — компьютерная игра-путешествие по истории искусства под названием «Иконоборческие игры» имеет по своей сути разрушительный, варварский смысл: чтобы подняться на следующий уровень, необходимо уничтожить шедевры Микеланджело и Леонардо да Винчи. Я уж не говорю о звероподобных, искажённых бессмысленной гримасой физического страдания ликах цифрового иконостаса «Предстояние»* Константина Худякова (имевшего наглость явиться с этим кощунством осенью 2004 года в Третьяковку), глядя на которые хочется немедленно вызвать скорую помощь и милицию. [...]

* Судя по всему, речь в статье идёт о видеоинсталляции в МАРС’е 2005 г., но она носит другое название: «Деисис/антропология». Модератор.

Литературная Россия, №7, 18.02.2005

«Наш проект оказался роялем в кустах»

Вчера Ъ стало известно об одном из самых важных назначений года. Названо имя куратора российского павильона на Венецианской биеннале современного искусства, открывающейся в июне. Министерство культуры поручило эту миссию Любови Сапрыкиной, художественному руководителю Нижегородского филиала Государственного центра современного искусства. Впервые проигнорированы деятели Москвы и Санкт-Петербурга, и впервые куратором стала женщина. Ирина Ъ-Кулик расспросила о деталях проекта Любовь Сапрыкину.

[...] Тема, которую мы выбрали, касается исследования феноменологии сакрального и профанного. У нашего современного искусства пока что небольшой опыт работы с этой проблематикой — пока что он проявляется только в крайностях и граничит либо со скандалом, либо с китчем.

— Вы имеете в виду суд над организаторами выставки «Осторожно, религия?» и нашумевший проект «Деисис» в Третьяковке?

— Вообще-то, да. Но мы не собираемся говорить собственно о религии и ищем не радикальных решений, но скорее этакого нового гуманизма. У нас есть два групповых проекта — для первого и второго этажей российского павильона. Один проект — московский, группы Escape, другой — из Нижнего Новгорода, Сергея Проворова и Галина Мызниковой. И те и другие художники относятся к так называемым middle carier artists: это не новички, но и не звезды. Но это люди, которые начали свою карьеру именно в XXI веке. Что касается нижегородцев, то они, хотя и не слишком известны в Москве, в отличие, скажем, от новосибирских художников вроде группы «Синие носы», уже имеют существенный международный опыт. Они участники десятков западных фестивалей экспериментального кино. [...] Что касается московских участников проекта, то лично мне кажется, что они подходят для разговора на столь щекотливую тему, как религия, именно потому, что обладают удивительным свойством оказываться наименьшим злом. Не то чтобы они делали сенсационные работы, но то, что они предлагают, всегда оказывается устраивающим всех компромиссом.

Последние лет десять назначение кураторов российского павильона происходит в режиме детективного романа: публика до самого последнего момента не знает, кто будет представлять Россию на самой старой и авторитетной международной выставке современного искусства. C 1995 по 2001 год российский павильон в Венеции находился в ведомстве Государственного центра современного искусства (ГЦСИ), возглавляемого Леонидом Бажановым. Первым назначенным ГЦСИ куратором павильона стал Виктор Мизиано. Он же курировал и последнюю российскую выставку в Венеции, но на этот раз по назначению Государственного музейно-выставочного центра РОСИЗО, в ведомство которого российский павильон перешел в 2003 году. Слухи о том, что будет выставляться в российском павильоне в этом году, ходили самые разные.

Одной из самых популярных версий была гипотеза, что в Венецию поедет проект «Предстояние / Deisis» — помпезный фотошопный иконостас, созданный художником Константином Худяковым по замыслу коллекционера икон и предпринимателя Владимира Бондаренко, показанный в октябре в Третьяковской галерее (Ъ писал о нем 9 октября). Вообще-то предполагалось, что российский проект будет выбираться на конкурсной основе. Но, по словам директора РОСИЗО Евгения Зяблова, «провести конкурс в необходимые сроки оказалось невозможно из-за того, что принимавший решение экспертный совет при Министерстве культуры прекратил свое существование, а новый совет при Федеральном агентстве по культуре и кинематографии еще не создан». Так что специалисты из РОСИЗО и федерального агентства опять были вынуждены искать подходящую кандидатуру аврально. И нашли ее опять-таки среди кадров ГЦСИ, пусть и не столичного, а провинциального. И в этом для наблюдателей процесса нет ничего сенсационного: нижегородский центр «Арсенал» — едва ли не самая активная и успешная российская региональная институция в области современного искусства, на чьем счету масса выставок и фестивалей, в том числе и международных.

@rt.nnov.ru (по материалам «КоммерсантЪ»)

Фейс-контроль, или потеря лица на московской биеннале

[...] Иисус Христос — Суперзвезда и охота за астрономическим успехом привела меня к вопросу о лицевом воплощении святости, которая, кажется, стала серьезной локальной альтернативой гламуру. Я, вероятно, немного кощунствую, говоря о проекте «Деисис», спродюсированном Виктором Бондаренко, визуально воплощенном Константином Худяковым и концептуализированным его собственным теологом, имя которого я либо вытеснил, либо забыл.

Есть ирония в том, что этот проект заявляет о возврате российского православия к «лицу иконы как таковой» (the Icon proper — Делез, Гваттари). Иконостас святых лиц в данном проекте составлен из фотографических фрагментов, крови, пота и костей, освещаемых с разных углов и выложенных оператором компьютера согласно некоей тайной схеме. С лицевостью дела обстоят здесь неплохо.

На самом деле «Деисис» сочли «достаточно хорошим» (богатым) проектом, чтобы включить в Московскую биеннале в качестве виртуального проекта, несмотря на то что он уже декларировал суверенность своего лица в ноябре 2004 года. И тем не менее, именно буклет данного вернисажа распространялся в качестве дополнения к каталогу центрального проекта биеннале.

Когда я открыл это довольно отталкивающее издание, мои глаза чуть не вылезли из орбит: предисловие, — деконструктивистский документ и одновременно печать одобрения — было подписано Катей Деготь. Абсурдно, но это был единственный проект на биеннале, где критика выступила в привычной роли, подрывая и подтверждая заявку на суверенность от «подлинной иконы». По ту сторону этой амбивалентной социальной роли деконструкция Деготь могла бы оказаться весьма полезной; она не только подталкивает нас к рассматриванию смехотворных «националистических» черт «Деисиса» в качестве местных странностей, но и использует понятие «иконы» для ввода в критическое пространство концепта «нового универсализма» в эпоху позднего христианства.

Статья Деготь призывает нас исследовать авторитетность традиции, которая включает в себя Кандинского, Филонова и Билла Виолу в качестве ее основателей. Является ли это собственным coupe d’etat Кати? А именно, используется ли здесь карлик теологии для оживления тела-автомата политики? Или, возможно, жест Кати — это симптом, сигнализирующий о больших проблемах самой лицевости? О том, например, что король вновь болен и умирает и пытается при этом разыграть еще один ипохондрический фарс?

А может, мы должны посмеяться над удачной шуткой и готовиться вступить в будущее без Бога и с улыбкой на лице? Но с другой стороны, какой смысл в осмеянии провала других людей? Или иначе, какой смысл в осмеянии суверена? Возвращает ли наш смех его к жизни, если мы тем самым помещаем его в пространство идиотических решений, в пространство аномии? Не станет ли наш смех еще одной версией фейс-контроля? Возможно, мои суждения параноидальны, несправедливы. [...]

Художественный Журнал, 2005, №1

автор идеи, продюсер:
Виктор Бондаренко

художник:
Константин Худяков

автор текстов, консультант:
Роман Багдасаров