deisis/ПРЕДСТОЯНИЕ

Посягнули на святое. Шокирующая выставка на Крымском Валу

Николай Молок

В Третьяковской галерее на Крымском Валу работает выставка «Предстояние/deisis» — давно ожидаемый мегапроект Виктора Бондаренко (автор идеи), Константина Худякова (художник) и Романа Багдасарова (научный консультант).

— Дайте десять билетов, пожалуйста.
— Вы куда идете? — спрашивает билетерша старшего пенсионного возраста.
— На «Предстояние». Десять билетов.
— Три?
— Десять! Почему три?
— Но вас же трое.
— Я встречаю.
— Что?
— Я гостей жду!
— Потом будете сдавать, — не сдается билетерша.
— Вы с бабушкой не спорьте, — включается в беседу дежурный милиционер, — она 70 лет в КГБ проработала.
— Да я и не спорю. Дайте десять билетов!
— А среди вас иностранцев нет? — не унималась бабушка — ветеран спецслужб (билет для российских граждан стоит 60 рублей, для иностранцев — 225. — «Известия»).
— Нет, иностранцев нет.
— Ась?
— Да, русские мы, русские. Я на свою выставку иду, — не выдерживает Виктор Бондаренко.

Выставка «Предстояние/deisis» — об отношении современного человека к религии и к персонажам христианской (и не только) истории. Первое впечатление — апокалиптический шок: двадцать три огромных, залитых потом и кровью образов мучеников на черном-черном фоне. Ужас и кошмар: вместо привычных просветленных образов святых — как бы реальные люди, замученные до полусмерти.

Это не иконостас в церковном смысле слова (проект вообще не церковный, а светский и сугубо художественный), скорее — портретная галерея. Суть проекта в том, чтобы реконструировать древние образы. Для этого художник Константин Худяков, опираясь на богословские и археологиченские источники, собранные Романом Багдасаровым, создал 23 портрета — от Адама и Евы до Серафима Саровского. Именно портреты, а не лики — перед нами не символические изображения (как в иконописи), а реальные люди. Точнее говоря, святые, представленные как реальные люди. Худяков на протяжении четырех лет фотографировал сотни людей, сделал десятки тысяч снимков, а потом на компьютере сложил их вместе (как, по его собственным словам, фоторобот). Итог его работы — гигантские компьютерные принты.

Но, с точки зрения художника, дело не только в том, чтобы представить, как могли бы выглядеть святые, но и передать — опять же как можно реалистичней — их страдания и эмоции. Потому-то все образы очень драматичны — они покрыты каплями пота (экстаз), испещрены кровавыми подтеками (муки), святой Георгий и вовсе изрезан — как какой-нибудь рэппер бритвой.

Перед нами — не канонические изображения, известные по древним иконам или фрескам. Но и религиозное восприятие сегодня — не каноническое, во всяком случае не то, что было триста, скажем, лет назад. Современный человек — это пользователь интернета, который с легкостью преодолевает любые границы и барьеры — государственные, языковые, религиозные, культурные. Пресыщенный, он перестал обращать внимание на окружающий мир, и единственный способ его встряхнуть — это создать шокирующие образы. А уж как он их воспримет — это другой вопрос. На вернисаже, например, некоторые гости плакали.

Проект сложный и, ясное дело, неоднозначный. Где заканчивается зона ответственности художника-гиперреалиста: ведь портреты пишутся с натуры, с фотографии, на худой конец, по памяти, а в данном случае у художника, по понятным причинам, ничего этого не было. В какой момент, складывая своих фотороботов, он должен остановиться и сказать: «Вот, это точно святой Георгий». Но ведь и у древних художников, создателей канона, тоже не было фотографии под рукой. Больше того, посягательство на создание новых культовых изображений может вызвать раздражение или ухмылку. Но ведь, как справедливо замечает Виктор Бондаренко, и Симон Ушаков посягал на христианскую иконографию — ничего, вошел в историю искусства. И почему обязательно шокировать публику кровоподтеками, можно было и помягче. Но, считает Константин Худяков, сделаешь помягче — тебя не услышат.

Словом, вопросы есть. Но на то оно и современное искусство, чтобы задавать вопросы. И вовсе не факт, что ответы найдутся быстро. Пока ясно лишь одно: выставка «Предстояние/deisis», едва успев открыться, вызвала бурную реакцию и стала главным ивентом, событием нового художественного сезона. И почти наверняка, весь этот сезон пройдет под знаком «Предстояния».

автор идеи, продюсер:
Виктор Бондаренко

художник:
Константин Худяков

автор текстов, консультант:
Роман Багдасаров