deisis/ПРЕДСТОЯНИЕ

Прыжок в настоящее

Марина Шнайдер

В начале декабря в Художественном музее открылась выставка DEISIS/Предстояние. В Кунгуре детище художника Константина Худякова, мецената Виктора Бондаренко и автора текстов Романа Багдасарова вызвало весьма неоднозначную реакцию. В провинциальном купеческом городке эпитет «покусились на святое», которым полюбили награждать выставку московские критики, вдруг лишился шутливого тона.

Ева оттаяла, народ вздрогнул?

Роман Багдасаров, историк, религиовед, автор эссе к картинам проекта «Deisis/Предстояние»: «Я предложил Константину Худякову интерпретировать Еву как лицо своей исторической эпохи. Показать ее, словно бы она только-только начала оттаивать... как археологическая находка».

Тех, кто уже посетил выставку «Предстояние», она поразила. Почему лица в поту? Зачем столько темноты? Почему они злые? Почему Ева молодая, а Адам старый? И еще множество «почему?» Кураторы честно предупреждали, что экспозиция вызовет целую гамму чувств. Отсутствовать будет только одна составляющая — равнодушие. Снимаю шляпу, в первые дни город бурлил, как каша в горшочке. Однако искры, разжегшие огнь сей, быстро потухли, в душе оставив лишь недоумение и очередной нервный комок из «почему?». И самым больных из них стал: Неужели представленный в Кунгуре коммерческий продукт современного светского искусства и есть бесовское творение?

Сегодня антиреклама, негативная критика и пропаганда уже давно стали официальным орудием пиара. Поэтому создатели цифровых портретов библейских и исторических героев ничего не потеряли с выходом статьи «Армагеддон уже идет» с отзывом о выставке в газете «Православная Пермь» от 11.11.08 г. Им не холодно и не горячо сделалось в престольной столице. Но как чувствовать себя простому обывателю, если, вернувшись домой после культурного променада, встал он на колени перед образом Спаса и попросил прощения за свои сомнения, за шаткость веры, за малограмотность духовную. Молился он перед простыми русскими иконками, дешевыми, на картонной основе. Но под впечатлением увиденного.

Подействовал эффект фотографии. Объектив хладнокровно фиксирует материальные объекты, ему неподвластны невидимые миры. Даже любимый почему-то у нас обряд фотографирования покойного, да еще рядом с массовкой из скорбящих родственников — дань памяти тому, кто жил. Ходил по Земле. А теперь представьте себе фотографии старозаветных и новозаветных героев. Мозг же считывает цифровой портрет как привычную фотку, неважно, что никогда герои цикла не позировали перед объективом. Но эффект достигнут, поэтому сомнения в историзме событий даже у атеистов подсознательно стираются. Это плохо?

Угрюмые лица. Злые глаза... Глаза — зеркала. Так почему бы не наших душ? У кого в душе поселился страх, на тех смотрели с картин глаза, полные страха. А у кого в душе злоба? Еще вопрос: вы смотрите в глаза прохожим? Много в их глазах доброты? Теплоты? Колючие-колючие взгляды, напряженные лица. Да, нас бьют дефолты и кризисы, доводят тещи, огорчают дети, не ценят коллеги. Больно нам, больно! И вот таких обозленных господин Худяков взял, разделил на пиксели, нанес на экран компьютера и распечатал на холстах. Собрал из нас апостолов, полководцев, монархов и мыслителей. Так, где искать порчу? В себе. Куда идти за очищением? К Спасу, к ликам, к просветлению. В храм. Только не свернуть. Не прельститься, ведь по дорогам нашим ходят и милые, улыбающиеся люди. Они ласковым голосом заводят разговоры о Библии. Толкуют библейские события. Отвечают на вопросы. Раздают брошюрки. Они тоже говорят о Господе. И о Моисее расскажут, если спросишь. И уведут. Не на выставку.

Прыжок в настоящее

Какой человек вам более интересен? Лежащий перед телевизором на диване или прыгун в высоту, преодолевающий планку 2.12? Так же и с искусством. Живописные и графические пейзажики патриархальных кунгурских двориков — это замечательно, но я и сам наблюдал их сотни раз. Ах, да, неповторимый взгляд и талант художника. Как же, заметил. А если и не заметил, готов поверить вам на слово. Что вы еще имеете сообщить мне своей картиной, на какие размышления она подвигнет мой разум, чем потрясет мою душу? Нет ответа.

Другой вариант. Проект «Предстояние». Иисус, Дева Мария, апостолы, бывшие две тысячи лет назад реальными людьми, ушли, и их черты растворились в постоянно сменяемых поколениях человечества. Художник с помощью фотокамеры ищет фрагменты этих образов в лицах современников и сводит их воедино в соответствии со своим представлением о библейском персонаже. Запечатлеть осколки божественного в тысячах фотографий и создать один образ. Идейная концепция. Заставляет мыслить, а не тупо созерцать. Автор выбрал фотографию как инструмент, наверное, для достижения иллюзии реальности. И можно только догадываться о том, насколько колоссальную работу проделал художник, какого напряжения сил и ресурсов она потребовала. Экспозиция, кроме всего прочего, еще и высокотехнологична. Никаких стекол и деревянных рамочек.

Полноцветные двухметровые принты с высокой детализацией, по-моему, на пластике. Не знаю, хватило ума пальцами не трогать. В 1997 году английский фотохудожник Джон Гото привозил в Пермь свою выставку «Шрам». В разговоре онобронил, что пермская фотография отстает от мировой лет на тридцать. После десяти лет размышлений могу дополнить, не только фотография. «Предстояние» для кунгуряков — возможность прыгнуть на тридцать лет вперед. В настоящее.

Андрей Поляков, фотохудожник

Привлёк Заратустра

Профессионально изучаю зороастризм, ведь до принятия ислама среди ираноязычных народов была распространена религия огнепоклонников. Вера Заратуштры стала первой известной индоевропейскому миру религией откровения, излагающей учение о разделении добра и зла, пришествии Спасителя, Страшном Суде. Образ Заратустры, включенный в «Предстояние», мне, в общем-то, понравился. С точки зрения антропологии, лицо приближенно к арийскому типу. Единственно, я не мог получить ответ у экскурсовода, какими письменными источниками пользовался художник, воссоздавая портрет Заратустры.

Шамат Хайдаров, кандидат филологических наук

Вместо жизни мгла и обречённость

Прежде чем говорить о самой выставке, я скажу несколько слов об иконе Икона является неотъемлемым элементом в жизни православного христианина. Основная функция иконы заключается в том, чтобы человеку приоткрыть мир Божественный, чтобы он мог соприкоснуться с этим миром. То есть икона — это окно, своеобразная область соприкосновения двух миров: видимого и невидимого (Божественного), Учитывая особую важность и функциональность иконы, христианский мир, в первом тысячелетии его существования, выработал определенные каноны иконографии, которые и по сей день хранит в своих иконах Православная Церковь (яркие образцы каноничности мы можем увидеть в иконах преподобного Андрея Рублева). Конечно существовали отклонения, но Церковь не воспринимала их как норму и всегда стремилась в заданное русло.

Теперь о выставке. Авторы назвали свое произведение «Иконостас XXI века» [1]. Они сотворили «икону», которую сможет, по их словам, воспринять современный человек, а для этого старые каноны не годятся, нужно перешагнуть через них. Я не случайно вначале упомянул об особой функции иконы. Эта функциональность наблюдается и в этих «иконах» XXI века. Они приоткрывают человеку некий таинственный мир. Вот только настораживает то, что скрывается за этой таинственной завесой. Здесь не видно нетварного Божественного света, не видно радости о Воскресении Господа нашего Иисуса Христа, здесь нет Жизни, а ведь Бог — источник жизни. Вместо этого на нас надвигается беспросветная мгла, бесконечное страдание и обреченность. По авторской задумке, все лица запечатлены в тот момент, когда перед их взором предстает Сам Бог — Иисус Христос. Однако, если всмотреться в этот взгляд, то в нем проступает не лик Христа, а скорее лик Его противника. В итоге получается полная противоположность классической иконы, ее антипод.

Священник Максим Кайгородов, руководитель Духовно-просветительского
методического центра

Не в бороде дело

В провинции, где явно ощущается недостаток информации (особенно в культурной сфере) очень нужны такие выставки. Лично мне было интересно, прежде всего, с точки зрения новых технологических исканий в искусстве. Считаю, что искусство не должно стоять на месте, оно должно изменяться и в смысле применения новых материалов и методов воспроизведения изображения. Ведь когда-то и масляную живопись не все принимали (например, Микельанджело).

Другое дело — персонажи истории. Здесь я как художник имею свое право на образ. И не везде совпало. И дело не в том, сколько там бороды или лысины, а в характере. Ну не может Моисей — лидер, кремень-мужик, водивший целых 40 лет народ по пустыни — быть с лицом несчастного бомжа. Не тот характер! Или Иоанн, написавший самое поэтичное из всех Евангелий, быть с лицом террориста [2]. Павел... Какая крепкая личность. Через себя перешагнул. Суть свою поломал. Из гонителей Христа стал апостолом. А тут? Впору пожалеть бедолагу несчастного. Где характер? Не совпадают лица с поступками и словами этих людей, если от первоисточника.

Все-таки в канонических образах есть свой смысл — там отобран общий опыт человечества двумя тысячелетиями христианства. А здесь субъективятина, и притом не всегда оправданная. В защиту. Презентабельно. Дорого. Зрелищно. Отменное качество исполнения. Короче, мнение двойственное.

Надежда Гарманова, искусствовед, преподаватель Кунгурского художественно-промышленного колледжа

Действует угнетающе

Считаю, что кураторы, обкатывая проект по Усолью и Кунгуру, хотят заручиться поддержкой местного духовенства и православных жителей. Но не думаю, что у них это получилось. Если вас волнует частное мнение, то на меня выставка произвела угнетающее впечатление. Никакой святости я в ней не увидела.

Татьяна Обвинцева, представитель общественной приемной депутатов ЗС Пермского края А. В. Лейфрида, Е. Г. Вязникова

От авторов: гость Кунгура Роман Багдасаров

— Обращаясь к библейской тематике, вы современно трактуете священные образы, нет ли в этом вызова религиозному миру?

Р. Б.: Скорее, в кругах современного искусства нас упрекают в слишком серьезном раскрытии библейской темы. Вот если бы мы Микки-маусов по углам картин внедрили, это да, современно. А мы всего-то навсего попытались реконструировать портреты лиц священной истории, опираясь при этом на новейшие научные данные и теории в истории, археологии, филологии, антропологии и других отраслей гуманитарных и естественных наук.

— Вы позиционируете свой проект как иконостас XXI века?

Р. Б.: Мы не создавали иконостас. Это светский проект. Интерпретация сакральных образов христианства в параметрах сегодняшнего восприятия. То есть одновременно с художественной, философской, исторической и богословской точек зрения.

[1] Ошибка о. Максима. Выставка и проект носят другое название. Модератор.
[2] Н. Гарманова путает апостола Иоанна Богослова с Иоанном Предтечей. Портрета-реконструкции Иоанна Богослова на выставке не было. Модератор.


Общественно-политическая газета города Кунгур, 27 декабря 2008 года

автор идеи, продюсер:
Виктор Бондаренко

художник:
Константин Худяков

автор текстов, консультант:
Роман Багдасаров