deisis/ПРЕДСТОЯНИЕ

Искусство требует жертв

Сергей Соловьев

Новые художники смакуют образы смерти

Московские галереи и выставочные залы захлестнула волна экстремальных проектов, где в качестве художественных произведений выставляются плюшевые мишки с пришитыми головами убитых зайцев и цветы с вырванными у трупов глазами. Даже в Третьяковке с благословения Православной церкви демонстрируют изуродованные лица наших современников.

Лет пять назад самым шокирующим в наших галереях казались порнография и антицерковные выпады: обнаженное тело Кулика, который совокуплялся с коровой и кусал зрителей, и оскверненная икона, на которой красуется матерная надпись, сделанная художником Тер-Оганьяном. Нынче «болевые точки», на которые давят актуальные художники, сместились. Вслед за масс-медиа они начали опасную игру со смертью.

Мертвые зайцы

Сейчас в московской «Айдан-галерее» проходит выставка художницы Наталии Эденмонт Still Life («Натюрморты»). На фотографиях красиво представлены разные предметы в сочетании с домашними животными. Точнее не с животными, а с их частями: головами убитых кроликов, мышей, кошек, с глазами и лапами, принадлежавшими некогда этим питомцам. Фишка как раз в том, что Наталия не совмещает живую и мертвую натуру на компьютере. По ее собственному заверению и по заверению галереистов, прежде чем выстроить свой натюрморт, она вполне реально убивает кошек, крыс или кроликов. Затем отрезает им головы (или те места, которые нужны для композиции) и аранжирует с нужным предметами. Художница уверяет, что на всю операцию требуется примерно пятнадцать минут, потому что, «если промедлить, глаза питомцев начинают стекленеть и пропадает эффект живости и свежести».

Наталия родилась в Ялте, но теперь постоянно живет в Швеции. Там на нее уже не раз подавали в суд. Однако всякий раз дело закрывалось за неимением состава преступления: ведь в ресторанах тоже убивают животных ради красиво поданных блюд, но никто не направляет иски против шеф-поваров. Только особо рьяные защитники животных могут устроить свою акцию. Говорят, один такой активист просидел с транспарантами в знак протеста около галереи, где выставлялась Наталия, все то время, пока шла выставка.

Как ни странно, самое провокационное в картинах госпожи Эденмонт — их гламурность. Покажи она отрубленную голову кролика во всем ужасе живодерни — это был бы просто честный натурализм. Но когда чистенькую голову кролика вставляют в хрустальную вазу, будто розу, — это уже извращение и какой-то моральный сдвиг. Фламандцы XVII века также страшно любили изображать дохлых кроликов на своих натюрмортах, и всем это нравилось. Проблема только в том, что они не отрезали им головы ради эффектных композиций.

Живой тир

В Интернете полно рефератов в помощь школьникам. Особенно много сочинений по Пушкину и Достоевскому. Любимая тема таких сочинений — образ сверхчеловека. Именно там, в шпаргалках, и поднимается проблема: возможно ли убийство ради искусства? «Микеланджело, расписывая один из соборов Ватикана, умертвил натурщика, чтобы правдоподобнее изобразить муки умирающего Христа. Убийство ради искусства! Пушкин никогда бы этого не оправдал», — говорит анонимный помощник. Между тем немалое число художников вслед за телевидением такому сочинению поставят двойку.

В нью-йоркской галерее Exit-art два месяца назад проходила выставка, посвященная терроризму и страхам, связанным с террором. Один из участников проекта придумал новый тир: зритель берет в руки пистолет и следит за фигурой живого человека, движущейся по экрану. Потом выстреливает, и, если прицел был точен, человек в конвульсиях падает. В принципе это не что иное, как компьютерная стрелялка, только сделана она более реалистично, оттого и производит впечатление реального убийства.

Если брать аналог Наталии Эденмонт в человеческой сфере — фотографа, расчленяющего не животных, а человека, — здесь на мировой сцене первое место занимает англичанин Джоэль-Питер Виткин. Шокирующие снимки Виткина, представляющие мрачные некрофильские фантазии — люди с вывалившимися внутренностями, скелеты, уродцы, словно ожившие в Кунсткамере, — давно уже являются предметом яростных скандалов. Английская королева самолично пыталась закрыть его выставку в Лондоне. Единственное оправдание Виткина: все его снимки — предмет виртуальных манипуляций и ни один человек во время съемок не пострадал.

Неудивительно, что у Виткина появился российский последователь. Арсен Савадов в прошедший сезон презентовал свой новый фотопроект «Город мертвых»: все герои его картины — мертвецы, доставленные из морга со следами таксидермии.

Прелести крестных мук

Сильнее, чем убийство и мертвецы, на нервы зрителей действуют сцены мучений. Фильм Мела Гибсона «Страсти Христовы» брал именно этим. Слава «самых жестоких мук в истории кино» принесла ему немалые сборы. Лавры Гибсона по-своему решили примерить кураторы московской Третьяковки. На следующей неделе в Третьяковской галерее открывается проект «Предстояние». На обозрение публики будет вывешен новый компьютерный иконостас, состоящий из 25 ликов, созданных путем наложения многих портретов один на другой. Самое главное — образы их святых сильно напоминают кровавые сцены Гибсона. Все они «разукрашены» кровавыми подтеками, их лица отливают лиловыми синяками и ссадинами. Особенно лик Христа с ранами от тернового венца и следами розог. Авторы не скрывают, а, наоборот, подчеркивают физиологию страданий. Удивительно, что Православная церковь в целом приняла этот проект, и протоирей Всеволод (Чаплин) взялся его прокомментировать: «В современном мире принято прятать человеческие страдания, немощи, болезни, смерть. Бежать от этого, не замечать. Поэтому, наверное, такие произведения, как фильм Мела Гибсона, или проект «Предстояние» могут напомнить о кричащем несовершенстве жизни человека, даже святого, в испорченном грехом земном мире».

История эпатажа в изобразительном искусстве

1874 — в Париже состоялась первая выставка художников, названных впоследствии импрессионистами. Среди участников выставки — Эдгар Дега, Камиль Писсарро, Поль Сезанн, Клод Моне, Огюст Ренуар. Манера письма этих художников, создававшая впечатление «мгновенности» увиденного, резко отличавшаяся от реалистического письма, вызвала беспощадные насмешки публики и критиков.

1894 — издана «Саломея» Оскара Уайльда с эротическими рисунками английского художника Обри Бердсли.

1905 — появление фовизма (от фр. fauve — дикий). Ироничное прозвище «диких» критика дала молодым живописцам, чьи картины в несколько агрессивной цветовой гамме были выставлены в парижском Осеннем салоне 1905 году. Новое течение объединило Анри Матисса, Альбера Марке, Жоржа Руо, Андре Дерена, Рауля Дюфи, Мориса Вламинка.

1907 — появление кубизма. Его возникновение связывают с творчеством Пабло Пикассо и Жоржа Брака, в частности с картиной Пикассо «Авиньонские девицы.

1911 — возникновение экспрессионизма, провозгласившего единственной реальностью субъективный духовный мир человека, а его выражение — главной целью искусства. Наиболее значимые представители экспрессионизма — Василий Кандинский, Оскар Кокошка, Макс Бекман.

1913 — Казимир Малевич создал «Черный квадрат», где отказался от конкретной сюжетной содержательности произведений, трактовал предметную форму как комбинации контрастных по цвету геометрических элементов.

1917 — появление дадаизма. Дадаисты не разрабатывали свой особый художественный стиль. Они бросались из одной крайности в другую, стараясь любыми способами (в том числе и вызывающим поведением) эпатировать самодовольного обывателя. Один из мэтров дадаизма — Марсель Дюшан, выставивший в 1917 году в качестве художественного объекта обыкновенный писсуар.

1920 — возникновение сюрреализма. Для сюрреализма характерно пристрастие ко всему причудливому, иррациональному, не соответствующему общепринятым стандартам. Мэтры сюрреализма — Сальвадор Дали, Макс Эрнст, Ив Танги и Жоан Миро.

Конец 1950-х — возникновение оп-арта, оптического искусства. Основоположник — Виктор Вазарели, венгр, работающий с 1930 г. во Франции. В основе произведений оп-арта лежит ритмическая комбинация многократно повторяющихся простейших геометрических фигур, постепенно создающих оптическую иллюзию одновременного динамического удаления и приближения планов, а также перемещения цветовых пятен.

Начало 1960-х — появление поп-арта. Своими целями представители направления провозгласили «возвращение к реальности», «раскрытие эстетической ценности» образцов массовой продукции (вещей домашнего обихода, упаковок товаров, фрагментов интерьеров, деталей машин и т. д.). Основоположники поп-арта — Роберт Раушенберг и Энди Уорхолл.

1970-е — представители венской школы акционизма Гюнтер Брюс, Рудольф Шварцкёглер, Джина Пани и другие поразили художественный мир брутальностью, направленной на свое собственное тело. Так, Пани в одной из парижских галерей ползала по разбитому стеклу. Она заставляла себя подолгу находиться в миллиметре от многочисленных горящих свеч или же провоцировала агрессивную реакцию зрителей, лежа неподвижно в галерее и приглашая желающих делать с ее телом все что угодно. Перформансы Брюса включали в себя публичную дефекацию и заглатывание собственной мочи.

1994 — художник Олег Кулик начал сольную карьеру акциониста, создав образ и выступая в перформансах в качестве бешеной собаки: покусал сотрудницу Русского музея М. Бессонову, основал Партию животных, совокуплялся с собаками и лошадьми.

1995 — художники из московской «Секты абсолютной любви» Олег Мавромати и Император Вава зашивали друг другу губы в «ТV галерее».

1995 — художница Евгения Логинова провела в московской галерее Spider-Mouse перформанс «Оплодотворение». На глазах посетителей галереи художница вскрыла брюхо довольно крупной живой рыбы, набила его зернами граната, зашила, а затем привязала эту еще трепыхавшуюся рыбу к своему обнаженному животу.

1997 — художник Александр Бреннер в Амстердаме в музее Stedelijk-Museum на полотне Казимира Малевича пульверизатором нарисовал доллар, за что был посажен в тюрьму.

1999 — художник Дмитрий Булатов в Toronto Music Gallery вспорол живот рыбе и набил его буквами детского алфавита. Рыба от боли раззевала рот и издавала звуки, усиленные микрофоном. После этого, обмакнув руки в бензин, Булатов поджигал их и нес в зал нож, предлагая зрителям повторить подобный саунд-поэтический, садомазохистический жест.

2002 — британский художник Франко Би разрезал себе живот, чтобы устроить перформанс: написание картины собственной кровью.

автор идеи, продюсер:
Виктор Бондаренко

художник:
Константин Худяков

автор текстов, консультант:
Роман Багдасаров