deisis/ПРЕДСТОЯНИЕ

Современное и сакральное: слишком много нестыковок

Павел Голубев

Государственная Третьяковская галерея на Крымском Валу представила инсталляцию «Предстояние (Deisis)».

Мирча Элиаде, один из столпов современного религиоведения, в своей книге «Священное и мирское» писал: «Христианская вера основывается на неком историческом откровении: именно воплощение Бога в исторические времена и придает значимость символам в глазах христианина». Историчность, помимо всего прочего, дает существенную опору для всевозможных реконструкций и просто — лишнюю пищу воображению. Человек, так или иначе, склонен повторять космогонию (строя дом, меняя место жительства), вновь переживать мифы (во время празднеств — воссоздавая мифическое время, например, ощущая «ностальгию по раю») etc. Причем здесь разница между людьми верующими и неверующими не столь существенна: многочисленные пережитки и табу, имеющие магико-религиозные структуру и происхождение, представляют собой лишь вершину айсберга.

Редкий художник прошел мимо тем сакрального и профанного, священного и мирского. Визуальная часть инсталляции «Предстояние (Deisis)» (автор идеи, продюсер — Виктор Бондаренко, художник — Константин Худяков, автор текстов и консультант — Роман Багдасаров) — портреты персонажей реальной и сакральной истории. Вербальная — биографии либо эссе призваны дополнять визуальный ряд. Итак, их двадцать три: Иисус Христос, Дева Мария, Мария Магдалина, Иоанн Креститель, апостолы Петр и Павел, Гиппократ, Георгий Победоносец, император Константин, Николай II, Николай Чудотворец, Серафим Саровский, Адам, Ева, Ной, Енох, Сим, Хам, Иафет, Моисей, Заратуштра, Царица Савская, Александр Македонский.

Авторов проекта нельзя упрекнуть в отсутствии трудолюбия: ими было переработано множество источников — Библия, апокрифы, богословские и философские сочинения, научные труды, из которых потребовалось извлечь детали жизнеописаний, черты характеров, особые приметы изображаемых лиц. Применена уникальная технология: портреты монтировались из подвергшихся трансформации мельчайших физиогномических фрагментов, для чего был задействован обширный банк исходных фото (около 60 тыс. снимков 350 моделей). Виртуальные образы были выведены на холсты, а затем обработаны аэрографом. Экспозиция действительно производит эффект: особенно впечатляют первые секунды, когда входишь в темный зал Третьяковки на Крымском Валу. Безумно пафосно, однако пафос отчасти объясним подборкой самих персонажей «Предстояния».

Кстати, именно подборка вызывает большинство вопросов. Авторы недвусмысленно дают понять: «Предстояние» — произведение светское, однако, по их словам, в проекте учитываются ценности православия. Но православию, и в частности позиции Русской Православной Церкви, чужд инклюзивизм, а именно им отдает включение, например, Заратуштры и Александра Македонского в импровизированный иконостас (развеска холстов напоминает структуру русского высокого иконостаса). Необычайно странным является и то, что «Предстояние» больше всего соответствует... эстетике католической чувственности. Если православие стремится к метафизичности, одухотворенности, в католической традиции преимущественное место занимает чувственность, эмоциональность. Отсюда культ Сердца Иисуса, стигматы, многочисленное чинопоследование страстей Христовых, статуэтки плачущей Богоматери — по такому же принципу «работает» инсталляция Бондаренко-Худякова-Багдасарова. «Блуп!» — сказала бы на это кортасаровская Людмила.

Удивляет и постановка художниками своей принципиальной задачи — художественной интерпретации сакральных образов в параметрах сегодняшнего восприятия, а портреты «Предстояния» позиционируются авторами как сакральные. Известный режиссер, основатель нового мистериального театра Борис Юхананов сказал однажды: «Использование сакрального в неконвенциональной среде сродни терроризму». Слишком серьезные нестыковки, к сожалению, портят проект и почти сводят на нет колоссальный труд его авторов.

автор идеи, продюсер:
Виктор Бондаренко

художник:
Константин Худяков

автор текстов, консультант:
Роман Багдасаров