deisis/ПРЕДСТОЯНИЕ

Christ media inc.

Валентин Дьяконов

На словах передать впечатления от новой работы коллектива авторов центра М’АРС представляется делом непростым: ее надо увидеть. Автор идеи Виктор Бондаренко, художник Константин Худяков и автор текстов Роман Багдасаров работали над этим проектом четыре последних года и завершили «Предстояние» лишь недавно.

Как пишет Екатерина Андреева в статье к будущему каталогу, «его изобразительная часть включает три яруса ликов святых, праотцев и пророков, окружающих гигантский центральный образ Иисуса Христа. Это, во всяком случае, по предварительному замыслу, не произведение для церкви, но работа на историю. История мира как история мировой религии — вот тема проекта «Предстояние», в который на разных этапах его создания входили изображения Ноя и Александра Македонского, Константина Великого и Николая Второго. Тема, многодельная техника исполнения (компьютерный монтаж с выводом на фотохолст и последующими лессировками), концептуальная проработка документального материала (подробнейшие исторические биографии всех «моделей», подготовленные Р. Багдасаровым) делают это мегапроизведение одним из самых значительных событий в отечественном искусстве начала XXI века. «Предстояние» — это своего рода инсталляция, по проектируемому масштабу вполне сравнимая с грандиозными видеоалтарями Билла Виолы и Гэри Хилла 1980-1990-х годов».

Итак, художник, один из основателей галереи «М’АРС», Константин Худяков готовит проект для Третьяковской галереи. Он снимает людей на цифровую фотокамеру с наивысшими из возможных техническими параметрами, потом накладывает изображения одно на другое с помощью сверхсовременного компьютера. Получается иконостас, в котором каждый лик собран из нескольких десятков портретов реальных людей. Головы святых огромны, каждая панель примерно в человеческий рост. Проект целиком займет всю стену зала Третьяковской галереи, в котором выставлялась инсталляция Ильи Кабакова «10 персонажей».

На мой взгляд, проект Худякова показывает, как тонка грань между массовой культурой и вечными ценностями: последние, протертые до дыр, должны обрести новую жизнь в пространстве, заданном высокими технологиями. Перед героями своеобразной «матрицы» постоянно проплывают ряды цифр*, из них-то и сделан «иконостас». У византийских мистиков к Худякову возникло бы много вопросов, да и них одних. Теперь Христос не как «немчина толст учинен», но «учинен» максимально натуралистичным. Худяков добивается эффекта присутствия, сверхреальности героев библейской истории. Его «Предстояние» стоит в одном ряду с фильмом Мэла Гибсона «Страсти Христовы» и одновременно вписывается в общее развитие религиозного русского искусства — от фресок Феофана Грека до алтаря Bpyбеля в Кирилловской церкви Киева и композиций Васнецова. В результате многочисленных совмещений изображение почему-то приобрел серебристый отлив, характерный для рыбьей чешуи. Рыба, коне символ Христа, но этот эффект возник скорее всего из-за иску венного освещения при съемке. Свет галогеновых ламп превращает святых в цифровые сущности, лишенные агиографии и контекста.

Хочется сравнить этот проект с куликовскими восковыми nepcонами — «Теннисисткой» и «Космонавтом». И то и другое — это новые идолы, объекты масскультурного поклонения. Кулик делает npоект злободневный и холодный. Отрицательная энергия, исходящая от псевдокурниковой, уместна. Статуя буквально расходится по швам от внутреннего противоречия между критериями спортивного yспеха, животной волей к победе и необходимостью соответствовать общепринятым стандартам красоты.

Сочетание метафизики и китча, характерное для работы Худякова, тоже порождает в целом отрицательные эмоции. Здесь сверхчеловеческое понято традиционно в сюжетном и иконографическом смысле. Место символистской трактовки, предложенной Врубелем русской религиозной живописи, у Худякова заняла сила технологии, а высокотехнологичному медийному искусству, как и символизму, чужда самоирония. В случае религиозно-культового проекта она и не требуется. «Иконостас» Худякова представляет собой искусство светское, и потому гнетущая серьезность и сверхмерная пафосность кажутся здесь несколько неуместными. О том, чтобы предложить проект в качестве оформления какого-либо нового храма, и речи быть не может.

В планах галереи — представить работу Константина Худякова в русском павильоне на очередной Венецианской биеннале.

* Сложно сказать откуда такая информация. Ничего подобного в проекте нет. Модератор.

Новый Мир Искусства: Журнал культурной столицы, 2004, №4 (39), с. 76

автор идеи, продюсер:
Виктор Бондаренко

художник:
Константин Худяков

автор текстов, консультант:
Роман Багдасаров