deisis/ПРЕДСТОЯНИЕ

Медик и пациент

...Критики Предания сомневаются в достоверности серийных пыток, хотя там проступает система, напоминающая сегодня опыты с болевыми ощущениями на животных. Чтобы верифицировать «страсти» мучеников, необходимо далеко продвинуться за болевую отметку. Ещё Гиппократ понял, что боль ограничивает развитие человека, но полномасштабные испытания начала катакомбная Церковь. Каземат переоборудовали под лабораторию. Пыточная оказалась тренировочным стендом. Добровольцы преобладали из воинского сословия. Правда, записалось немало девиц-аристократок, да и практикующих врачей с репутацией хватало. Контрольный эксперимент ставился при участии Георгия, комита из свиты Диоклетиана...

[...] Он был статен и пригож лицом. Георгия изображают с большими глазами. ...Пожалуй, чересчур большими. На некоторых иконах зрачки поглощают радужную оболочку. Это признак напряжения симпатической системы, прямое следствие выброса в кровь адреналина из надпочечников. Другим признаком боли является сочетание бледности с румянцем, также встречаемое на образах Георгия. Взъерошена ли причёска из-за сжатия волосяных фолликул мышцами-подъёмниками, определить труднее — его рисуют кудрявым.

Гиппократ открыл действие нервов, даже придумал им название (от греческого «тетива»), обозначив так серовато-белые тяжи, связывающие центральную нервную систему с периферическими органами, мышцами и кожей. Не выделяя нервную систему, Гиппократ, тем не менее, закрепил за ней функцию посредника в обеспечении целостности организма.

Веру христиан рассматривали как что-то среднее между болезнью и преступлением, но палачи, — в медицинской перспективе лучше назвать их ассистентами, — отметили, что Георгий абсолютно здоров. Сигналы бесперебойно текли через синапсы нервных клеток по аксонам и нейронам, как разряды по линии реле. Начиная с рецептора, преобразующего внешнее раздражение в возбуждение нервных окончаний, процесс последовательно вовлекал всё новые волокна и центры. Медики верили, что импульсы проходят сквозь полый нерв в виде жидкости, которую называли «животной силой» или «духом жизни». Симпатическая связь: празднуемый 23 апреля, в разгар весны, Егорий почитался православным народом подателем жизни для всякой твари.

Без боли жизнь на Земле прервалась бы, она сигнализирует: если раздражение продлится, некогда живая ткань омертвеет. Переживание боли — часть воинской инициации, принадлежность этики свободного гражданина в античном обществе. Для Гиппократа боль прогностический симптом, иногда — союзник; врагом выступает не она, а болезнь. Тот, кто желает выздороветь, обязан выносить муки. Столетиями боль сопровождала хирургические операции. Но с XIX-го её всё чаще рассматривают как недуг. Часть современных людей предпочитает здоровью отсутствие боли. В этом первая причина отсутствия мучеников.

На Егория-весеннего распахивали поле, ибо плоть святого возделывал Господь. В камере Георгия уложили на спину, ноги забили в колоды, а на грудь водрузили тяжёлый камень. Затруднённое дыхание вело к накоплению в крови углекислоты, возбуждению ретикулярной формации мозга, бессоннице. Давление на триггерные зоны грудной клетки вызвало дёргающую точечную боль. Но христианами объявляют себя не для того, чтоб спать и расслабляться. «Царь, ты устанешь скорее», — пошутил Георгий на следующий день.

В ответ притащили колесо высотой с человека. Поверхность под ним была истыкана долонами (железными лезвиями и спицами); некоторые из них были прямые, другие загнуты. С Георгия сняли одежду, привязали к колесу и принялись вращать. Пыточные механизмы Диоклетиана были зеркальной копией приспособлений, изобретённых некогда Гиппократом для хирургических нужд, — воротов, рычагов, «скамей». За 8 веков эти приспособления были усовершенствованы врачами мегаполисов. Поэтому ассистенты могли точно регулировать расстояние до лезвий «рубанка». «Нужно стараться делать надрезы как можно дальше от мест, где имеют тенденцию возникать боли», — учил Гиппократ, следовательно эти места были ему известны. Ага, переверните. Сперва Георгий почувствовал неопределённое прикосновение, потом был срезан роговой слой кожи и задет эпидермис. Восприятие вошло в подпороговую стадию: боли нет, но ощущение растёт в её направлении. Ещё оборот колеса: острие достало до базального и сосочкового слоя кожи, задело ноцицепторы. Секунду укол балансировал на болевом пороге, а в следующую — резко перескочил за него.

Отныне боль, иногда называемая шестым чувством, стала доминировать в мироощущении Георгия. [...]

Полностью эссе опубликовано в составе альбома: Бондаренко В. А., Худяков К. В., Багдасаров Р. В. ПРЕДСТОЯНИЕ. ДЕИСИС/ Вступ. стт. А. Морозова, Е. Андреевой, диак. А. Кураева. М.: Издательский дом «Военный парад», 2004.

 

автор идеи, продюсер:
Виктор Бондаренко

художник:
Константин Худяков

автор текстов, консультант:
Роман Багдасаров