deisis/ПРЕДСТОЯНИЕ

Первый и Последний

...Эра, в течение которой христианство доминировало в государственно-общественном бытии, завершена. Но она не смогла бы даже начаться без института автократической власти, предполагающего универсальную включённость её носителя. Обращение целых стран и народов к религиозному идеалу Богочеловека трудно представить без живой иконы, которой служил христианин-самодержец. Триумф Христа, царя-священника «по чину Мелхиседека», остался невидим для мира; его проявил помазанник Божий, христос со строчной. Имя первого среди христианских автократоров Константин I, император Рима, имя последнего — Николай II, император России. Альфа и Омега... Странно, что никто не сравнивал их между собой.

[...] С юности Константин шаг за шагом приближался к верховной власти, которая была начетверо поделена при Диоклетиане (тетрархия). После его удаления Константин выдержал прессинг старшего августа Империи Галерия, разрушил козни правителя Рима Максимиана, своего тестя. В решающей битве у Мильвийского Моста победил августа Италии Максенция, сына Максимиана. Восемь лет противостояния с коварным Лицинием, августом Востока, закончились поражением последнего. Хотя Лициний методично истребил всё потомство предыдущих правителей, Диоклетиана, Галерия, Севера, Дазы, Константин сохранил ему жизнь, казнив лишь после явной измены Отечеству — тайной подготовки вторжения готов.

Путь к единодержавию занял у Константина четверть века: в 324 году он принял титул Rector totius orbis, «Владыки земного круга». Это случилось на 52-м году его жизни. Возраст, в котором ветхозаветный предшественник Христа Мелхиседек был рукоположен архангелом Михаилом в сан священника. Для чего требовалась Константину такая концентрация власти? — «...чтобы воспитываемый под моим влиянием род человеческий призвать на служение священнейшему закону и, под руководством Высочайшего Существа, взрастить блаженнейшую веру» (из послания правителям Палестины). Ключевое слово — «воспитываемый»: власть оправдана в пределах незрелости. Ведь население Империи было настолько разношерстным, что если рассматривать его как целое, вызывало одну ассоциацию — дети. Прежде, чем инструктировать, ребёнка нужно завести примером.

В 313 году в Медиолане (medio — lanon), сакральном центре, им был подписан эдикт о веротерпимости. Впервые христиане получили официальное признание со стороны римского государства. Они ничем не выделялись среди других. Кроме того, разумеется, что три первых столетия открытое исповедничество Галилеянина ставило любого человека, не исключая родственников царя, вне закона: в любой момент он мог лишиться положения, собственности, свободы, жизни. Такова была плата за глубокую убеждённость христиан в монополии на истину, ведь они считали чужих богов несущественными тенями своего. Понимая взрывоопасность такого взгляда, Константин не сделал христианство господствующим, а лишь уравнял его права. «Всякий, кто хочет соблюдать христианскую веру, путь соблюдает её свободно и искренно, без всякого беспокойства и затруднения. Вместе с тем и для других предоставляется открытое и свободное право соблюдать свои обычаи и свою веру, чтобы всякий пользовался свободой почитать то, что избрал. Так определено нами с той целью, чтобы не казалось, будто мы хотим унизить чьё-либо достоинство...» Справедливость, внутренняя суть служения Мелхиседека, торжествовала.

...Комиссар Яковлев, сопровождавший арестованную семью Николая II из Тобольска в Екатеринбург, вспоминал, что царь был богомолен и, проезжая мимо храмов, всегда налагал на себя крестное знамение. Когда в окошке поезда мелькнула очередная церковь, завязался разговор о религии. Яковлев заметил, что не будучи верующим, признаёт по отношению к другим лицам принцип полной свободы совести.

— Представьте, что и я держусь совершенно такой же точки зрения! — воскликнул Николай. — Я тоже признаю полную свободу совести!

Комиссар посмотрел на «бывшего царя», соображая, шутит тот или хитрит. Но лицо Николая Александровича выражало такое искреннее простодушие, что не оставалось сомнения в отсутствии каких-либо задних мыслей. На Пасху 1905 г. государь издал указ уравнивавший в правах все многочисленные христианские вероисповедания. Отпала необходимость рядиться в православие для тайных католиков, староверов, сектантов. Указ стал началом необратимых перемен в духовной жизни страны.

Так же как большинство подданных Константина составляли язычники, в России должны были уживаться православные и «инородцы»: магометане, иудеи, буддисты. Ровно через 1600 лет после Миланского эдикта в Петербурге было возведено крупнейшее в Европе буддийское святилище. Первая служба в храме Калачакры состоялась 21.2.1913 и была приурочена к 300-летию Дома Романовых. Беспрецедентная свобода предоставлялась исламу. В столице началось строительство соборной мечети. За архитектурную основу был взят мавзолей Гур-Эмира в Самарканде. Грандиозные работы завершились после кончины государя. Оставаясь лично образцовым православным, Николай, как отец всех народов Империи, проявлял неслыханную лояльность к нехристианским конфессиям. Религиозная толерантность была внутренним убеждением государя, а её широта ограничивалось лишь готовностью подданных, в частности, духовенства.

При всеобщей переписи Николай определил свою профессию как «хозяин земли Русской», что точно отражало древнейшую этимологию слова «царь»: kshatra-, «царская власть» происходит от ksha- «быть хозяином, распоряжаться». В отличие от Константина корона была не личным выбором последнего царя, а его судьбой. Николай родился в день многострадального Иова. «Случилось именно то, чего я так боялся всю жизнь», — подведёт он итог первого года царствования. В момент миропомазания Николаю было 52:2. Когда таинство венчания царя-Жениха с Невестой-царством совершилось, из Успенского собора Кремля вышел другой человек.

Николай, в отличие от поздравлявших, точно знал: после него императоров не будет. Как личность, он не мог и не хотел здесь ничего менять, ибо считал, что таково предопределение. Поднимаясь на помост, государь споткнулся и на миг потерял сознание... Можно предъявить Николаю упрёк в фатализме, но столь же фаталистически были настроены многие православные старцы, русские поэты, философы, духовно чуткие миряне. Лично от царя зависело в какой позиции он принимает эту данность, в какие цвета будет окрашен конец эпохи. Хорошо известно, что наперекор невзгодам, правление Николая и Александры стало высочайшим взлётом для Империи. Однако этого бы никогда не случилось, если б Николай, как требовали либералы, уступил хоть толику колоссальной власти, которая столетиями скапливалась в его руках. [...]

* Безопасность власти народа (лат.).

Полностью эссе опубликовано в составе альбома: Бондаренко В. А., Худяков К. В., Багдасаров Р. В. ПРЕДСТОЯНИЕ. ДЕИСИС/ Вступ. стт. А. Морозова, Е. Андреевой, диак. А. Кураева. М.: Издательский дом «Военный парад», 2004.

 

автор идеи, продюсер:
Виктор Бондаренко

художник:
Константин Худяков

автор текстов, консультант:
Роман Багдасаров